в

Путевые заметки: дорога в Хорватию, день второй

Завтрак застал нас в 5:40, 30 минут навьючивали мулов, воевали с гарнитурами связи и, наконец, стартанули в сторону Бреста в 7:15. Далее утюжим трассу в несколько приемов, поим мулов премиальным спиртом на Белорусских картофельных очистках и березовых бруньках. Ближе к Бресту колпаки, почувствовав близость Европы, заставляли буквально рвать тросы газа, выкручивая ручки на 360°.

Границу прошли в Домачево стремительно, за 30 минут. Послушали нравоучения белоруса-таможенника, объяснили польским, что мы не волки, сразу предъявив все четыре, заранее приготовленные косметички. Василий прятал единственный нож в шлеме, отвлекая их селфи-палкой. Поляки смотрели на его ирокез с явным подозрением, но после того, как мы на чистом польском объяснили, что едем в Кишинев на ежегодный Kymco World Cup навстречу самому принцу Польскому — Ивану, пограничники потеряли к нам всякий интерес и открыли шлагбаум.
Далее славянские варвары нечеловеческими усилиями воли сдержались от разорения и сожжения окрестных домов, ибо есть хотелось зверски, а гостеприимная Польша не предоставляла ни одной придорожной харчевни. Пришлось разгонять пламенные драккары дальше.
Через 100 км довольно сносной дороги вдоль Польских деревенек отряд прибыл в Люблин, оглашая окрестности криками маралов, идущих на случку! Город встретил диких славян толпами молодых женщин разной степени зрелости в шортах и полупрозрачных майках. Некоторые из них поливали себя водой — толи желая привлечь к себе внимание сурового русича с ирокезом, толи от дикой жары, толи все сразу. Мы чуть не сожгли гудки, сигналя не переставая направо и налево. Серега кричал сквозь визор, что требует в Люблине политического убежища прямо сейчас. Многие его слышали. Движение по центральной улице встало.
Через час уговоров Детонатора всё же доехать до отеля, самый премиальный гей-френдли хостел Люблина с космическим рейтингом 9.3 вибрировал от ужаса и восторга одновременно во время нашего триумфального в него заселения. Виповые апартаменты на четверых встретили нас двухэтажными шконками, одним стулом и четырьмя железными ящиками как на вокзале для складирования закопченого шмота.
Места столько, что можно парковать веспы прямо в номере. Мы так и решили, но владелец здания лично упросил нас воздержаться от этого акта явного вандализма, предоставив личное место на внутренней парковке во дворе.
Девушка-хостесс имела смелость зайти к нам в номер с целью доставки полотенец и пароля на вайфай. Увидев четырех голых красноглазых варваров дорог, с ног до головы измазанных сажей и маслом, топор у двери, свастики, руны и Ярило на свежепокрашенных стенах, она в ужасе убежала обратно вниз, после чего ее долго не было видно. Соседи позакрывали двери на ключ и, судя по звукам передвигаемой мебели, забаррикадировались изнутри.

Захватив далее в историческом центре города самый древний ресторан в здании 18 века, отряд насытился вдоволь мясом и пивом, исторгая нечеловеческие звуки, символизирующие состояние глубочайшего удовлетворения происходящим, граничащего с катарсисом истинного викинга. Способствовало этому еще и то, что пока мы покачивались на индивидуальных качелях прямо за столиком, у нас над головами акробаты цирка ДюСолей переходили по канату из окна одного дома — в противоположный. Толпа скандировала Bravo, девушки в полупрозрачных майках кричали ура и бросали в воздух чепчики. Вася позировал местным средствам массовой информации .
Потом мы пошли… в музей изобразительных искусств, где эпатировали нарядных горожан сланцами и майками с надписью Кантима. На выходе из него с нами хотели познакомится юные девы, но отправили их учить уроки. Все перечисленное выше было подробно задокументировано.

А в остальном, как писал наш немецкий коллега Cristian Weszeli, — 4 такта, автоматическая коробка передач и boring as hell…